ГлавнаяКлючевые слова → межбанк

межбанк

*Критика книги Николая Старикова «Национализация рубля…»

9 ноября 2017 года

Первая моя критика «Национализации рубля…» была очень краткой, но ёмкой в виде небольшого комментария с сайте Николая Старикова. Комментарий через 3 часа (этого достаточно, чтобы более 95% посетителей его никогда не увидели) модераторы пропустили, но через час удалили. Ведь речь шла о самой большой тайне банкиров, банковском мультипликаторе. Почему модераторы так оберегают «чужие» тайны, догадаться не сложно. А также понять, как можно написать книгу о деньгах, не сказав о самом главном, о сути ни слова, в том числе о происхождении более 90% рабочих (участвующих в обороте товаров) денег (соответствует вполне обычному мультипликатору большему 10). Мультипликаторы и их типы (депозитный и кредитный) были компактно рассмотрены ранее в сравнение с типами банков (соответственно универсальные и специализированные).

Второй, чуть менее важной тайной банкиров является стоимость межбанковского кредита (тоже ни слова в книге). Учитывая эту тайну, можно пойти ещё дальше в понимании планов кукловодов, которые стоят за Николаем Стариковым (неотроцкизм с хасидским уклоном), КОБ (неомарксизм), прочими новыми и старыми марксистами и троцкистами, объединённые масонской ложей «Бнай-Брит» ("сыновья завета, организационная платформа левых движений). Так вот, все банки связаны между собой межбанковским кредитом. У банка равновероятно может возникнуть как избыток, так и недостаток денежных средств, а значит доходы и расходы по межбанку будут приблизительно (а в целом всегда) равны. Поэтому, хотя банки и принадлежат разным собственникам, вся банковская система представляет как бы один банк, где все издержки по переброске средств на самом деле равны нулю и из себестоимости кредита конечным потребителям должны быть исключены. В этих условиях ставка межбанковского кредита (обычно равна половине среднего кредита конечному пользователю) не имеет особого значения ни для банка, ни для его клиентов.

Где будет брать банк деньги для выдачи внутренних кредитов на межбанке или у Центрального Банка (ЦБ)? Обыватель может подумать, что там, где ставка ниже. На самом деле даже если ставка рефинансирования ЦБ будет значительно ниже, такая логика приведёт к избытку (наводнению) этих средств, за которые надо платить ЦБ, в банках при отсутствии доходов (и расходов) по межбанку. Себестоимость конечного кредита для клиентов реально вырастит. Поэтому для выдачи внутренних кредитов используется в основном межбанк и чисто ситуативно ЦБ. К примеру, покупатель взял кредит в банке А и заплатил продавцу в банк Б. В банке А возникла недостача средств, а банке Б — избыток. Тогда банк Б продаст часть этих средств на межбанке, а банк А - купит. Если для выдачи внутренних кредитов ЦБ не нужен, то как влияет его ставка рефинансирования на себестоимость такого кредита? Правильно, никак! Точнее в пределах доли привлечённых банком средств для выполнения этих операций, которая часто близка к нулю.

Очень важный вывод: себестоимость внутреннего кредита не зависит от ставки рефинансирования ЦБ или межбанка. Себестоимость кредита равна средневзвешенной стоимости привлечённых средств (собственных, депозитов, остатков клиентов и кредитов ЦБ), делённые на кредитный мультипликатор. Величина мультипликатора определяется только спросом на кредит, но может быть ограничена ставкой резервирования (иногда ЦБ не позволяет все средства использовать под выдачу кредита, а требует с каждым новым выданным кредитом часть из них резервировать в ЦБ). Если банк понизил ставку по кредиту, то спрос на этот продукт вырастит, причём иногда даже больше, чем снизилась ставка. Иногда банку выгоднее выдавать дешёвые кредиты, чем более дорогие, часто — без разницы. Уловили? А что говорят вам Стариковы? Из-за высокой ставки рефинансирования ЦБ и кредиты дорогие. На самом деле высокая ставка рефинансирования вредит только валютным спекулянтам, а не дешёвому кредитованию. Почему же банки упускают свои выгоды?

Современная экономика не сбалансирована, спрос почти везде меньше предложения товаров на величину непотраченной прибыли олигархов и банкиров (прочих), которую они обычно выводят из страны навсегда, но она учтена в стоимости внутренних товаров и тарифов. При этом марионеточные правительства самоустраняются и даже не пытаются компенсировать эти дисбалансы за счёт госпроектов и дотаций (через эмиссию ЦБ), а наоборот усугубляют, сокращают госрасходы и льготы, чтобы не уменьшить спрос на заимствования у хозяев (собирателей) денег. Кредит инструмент ускорения роста, когда рост уже был достигнут ранее за счёт мероприятий государства или инвестиций, приведшие на насыщению спроса. Сейчас банкам не выгодно выдавать ни дешёвые, ни дорогие кредиты с учётом их (низкого) количества и (высоких) рисков невозврата в таких условиях. При спаде или застое банкам легче зарабатывать на обвале национальной валюты (если ставка рефинансирования, а значит и риски низкие) и расчётно-кассовом обслуживании. Здесь Стариков прикрывает вредительство правительства и олигархов (включая нефтегазовые госкорпорации), которых трудно отделить (в «Единой России»).

В книге много внимания было уделено приватизации банка Англии и ФРС, банка России. Так почему же в 1946 году банк Англии обратно национализировали? Да, ««Печатная машинка» переехала за океан, где спокойнее», но разве ещё одна «машинка» помешает учредителям, особенно тем, кому новая-то и вовсе недоступна? Как можно было опустить и этот ключевой вопрос? Всё просто: приватизируют прибыльные предприятия, национализируют убыточные. По этому принципу никому в голову пока не приходило приватизировать НБУ, падает интерес и к Банку России (и ФРС), а с первыми убытками акционеры и вовсе разбегутся (неслучайно их доля уже всего 10%, а была 100%, потом 50%, 25%, 10%, а 90% — у государства). Эмиссия ЦБ принадлежит только правительству (часто бесплатно) и банкам (всегда платно). ЦБ зарабатывает на банках (особенно если те продают эмиссию заграницу, объёмы внутреннего потребления значительно ниже из-за мультипликатора), но несёт убытки по курсовым разницам (при девальвации валюты) на обменных операциях. Наличие достоинств и отсутствие недостатков (и рисков) имеют международные свободно-конвертируемые резервные и региональные валюты. Исключение составляет разруха, резкое падение экспорта, рост импорта (как в случае с Англией в 1946 году), прочие кризисы экономики.

Национализацию убытков ЦБ (частично обратную сторону прибылей её бывших учредителей) подают как нашу общую победу. Если рубль всё же станет региональной валютой, Банк России (уже без лишней шумихи) приватизируют обратно как Банк Англии в 1997 году. Дешевые рубли уже сейчас нужны российским банкирам, чтобы за них скупать объекты в СНГ, такие кредиты они съедят и переварят сами. В книге много интересных и поучительных фактов, но своего рода это — анестезия, наркотик, чтобы безжалостно влить вам дезу, подсадить. Стариков уже вынужденно стал оправдываться, что типа просто не всегда целесообразно говорить всю правду. Даже то, что говорят пропагандисты, существенно искажено или перевёрнуто. Данная книга не даёт представлений о деньгах, истинные причины национализации ЦБ скрыты. Вам указали на хозяев денег, типа это — владельцы «печатной машинки» (долларов). Ложь! Повторюсь, эмиссия не принадлежит ЦБ, ставка ФРС близка к нулю (следует отдать им должное), а значит и прибыль ФРС - минимальная. Доллар просто мешает творцам новой мировой валюты.

Деньги принадлежат тем, кто регулярно вытягивает непотраченную прибыль из оборота за счёт неправильных тарифов и цен. Это — транснациональные корпорации, добывающие углеводороды, иностранные банки, кредитующие российские, украинские и прочие местечковые банки, целые правительства под внушительные проценты. Это — представители старой бюрократии, разворовывающие повсеместно бюджеты, пенсионные фонды и прочее. Вот, кого прикрывает компания Старикова. Вот, кто хозяева (собиратели) денег. Практически все мои статьи в разделе «Кратчайший курс новейшей экономики (ликбезы по мировым финансам)» являются критикой и разрушением сокрытий и мифов, которые нам навязывают в том числе под вывеской этого автора. Уверен, «писатель» этих книг не писал. Так было и с «Мёртвой водой» (библия КОБ), но Евгений Григорьевич Кузнецов нашёл мужества отказаться не только от авторства, но даже стать критиком этих ересей (первый «Николай Стариков» не состоялся). Но группа авторов всё-равно остались анонимными под общей вывеской «Внутренний Предиктор СССР», приблизительно с той же (как и «Стариков») регулярностью выпускающие свою муть. 

*Межбанк — тайна банкиров

6 ноября 2017 года

Данная тема была уже много раз затронута, но только недавно появилось понимание, что следует её выделить отдельно. Ведь это — одна из 2-х важнейших тайн банкиров (как тут не поговорить отдельно). Первая тайна опирается на банковские мультипликаторы и их типы (депозитный и кредитный), на приоритетности использования которых базируются типы банков (соответственно универсальные и специализированные). Депозитный мультипликатор и соответственно работу универсальных банков невозможно понять без представлений о межбанке. Поэтому данную тему, наверное, следовало рассмотреть раньше, а не в контексте с мультипликаторами. 

Второй, чуть менее важной тайной банкиров является стоимость межбанковского кредита. Все банки связаны между собой межбанковским кредитом. На межбанке банкиры размещают излишки средств, чтобы дать их в кредит тем банка, которые испытывают нехватку. У банка равновероятно может возникнуть как избыток, так и недостаток денежных средств (деньги клиентов пришли или наоборот ушли со счёта и банка), а значит доходы и расходы по межбанку будут приблизительно (а в целом всегда) равны. Поэтому, хотя банки и принадлежат разным собственникам, вся банковская система представляет как бы один банк, где все издержки по переброске средств на самом деле равны нулю и из себестоимости кредита конечным потребителям должны быть исключены. В этих условиях ставка межбанковского кредита (обычно равна половине среднего кредита конечному пользователю) не имеет особого значения ни для банка, ни для его клиентов. Где будет брать банк деньги для выдачи внутренних кредитов на межбанке или у Центрального Банка (ЦБ)?

Обыватель может подумать, что там, где ставка ниже. На самом деле даже если ставка рефинансирования ЦБ будет значительно ниже, такая логика приведёт к избытку (наводнению) этих средств в банках, за которые надо платить ЦБ, при отсутствии доходов (и расходов) по межбанку. Себестоимость конечного кредита для клиентов реально вырастит. Поэтому для выдачи внутренних кредитов используется в основном межбанк и чисто ситуативно ЦБ. К примеру, покупатель взял кредит в банке А и заплатил продавцу в банк Б. В банке А возникла недостача средств, а банке Б — избыток. Тогда банк Б продаст часть этих средств на межбанке, а банк А - купит. Если для выдачи внутренних кредитов ЦБ не нужен, то как влияет его ставка рефинансирования на себестоимость такого кредита? Правильно, никак! Точнее в пределах доли привлечённых банком средств (собственные, депозиты, инвестиции, акции и кредиты ЦБ) для выполнения этих операций, которая часто близка к нулю.

Понятно, что для оптимизации себестоимости кредита банк будет стараться максимально использовать средства на межбанке. Тогда себестоимость будет упираться в стоимость необходимых для кредитования резервов, которые формируются из других источников для покрытия разрывов и рисков. Тем не менее по-прежнему стоимость обычного кредита как правило в 2 раза выше стоимости привлечённых средств на межбанке. И опускаться ниже межбанка в принципе никто не собирается, скрывая истинную логику этой банковской операции. На этом поприще часто банки умудряются перехитрить самих себя. Ведь иногда банку выгоднее выдавать более дешёвые кредиты, чем дорогие. Напомню, себестоимость кредита равна средневзвешенной стоимости привлечённых средств, делённых на кредитный мультипликатор (сколько раз одни и те же средства банк выдаёт в кредит). 

К примеру, банк привлёк средства под 8% (по ставке рефинансирования) и выдал кредит 10 000 рублей под 10% на год при среднем мультипликаторе 8. Заработает 10 000*(10%-8%/8)=900 рублей. Банк решил «не валять дурака» и начал выдавать кредиты под 4% (ниже стоимости привлечённых средств в 2 раза). Это привело к росту спроса в 3 раза, а мультипликатор пусть вырос в 2 раза (и стал 16). Тогда доход банка составит 3*10 000*(4%-8%/16)=1 050 рублей (вместо одного кредита выдал 3 таких). Прямая выгода — 16,7% . Но следует отметить, что кредит инструмент ускорения роста, когда рост уже достигнут за счёт мероприятий в основном правительства (или прочих инвесторов) по насыщению спроса (новые рабочие места, дотации, льготы, налогообложение). В условиях падения спроса, сокращения производства банки вообще не хотят заниматься кредитованием (низкие объёмы и высокие риски), поэтому ставят заведомо завышенные проценты. И понять их можно. Мы уже заждались мероприятий правительства.

*Типы кризисов. Кризисы прошлого, настоящего и будущего

31 октября 2017 года

Фактически это — продолжение, дополнение, историческая справка вопроса, который уже рассматривался в статье «Кризисная и бескризисная схемы экономики. Впервые об идеальном банке (деньгах)», где мы структурно поговорим о том, как развивались деньги и сопровождающие эти отношения кризисы.

Типы кризисов:

  1. районные кризисы временных дисбалансов (до создания банков и развития банковской системы, а также бумажных денег, банка Англии и прочих);
  2. рукотворные региональные кризисы (заговор банкиров) через изъятие денег из оборота (Великая депрессия и прочие);
  3. глобальные кризисы накопленных дисбалансов (заговор олигархов, шейхов и транснациональных корпораций, держателей бирж) через неправильные цены (заниженные на труд — определяющие спрос и завышенные на ресурсы, узурпированные народные богатства — определяющие предложение);
  4. точечные кризисы безвозвратных долгов (ликвидация банков, госрегулирования и прочих гарантов) через ликвидацию или арест неугодных должников;
  5. кризисы не списанных долгов через отказ отдельным субъектам списывать их долг.

Вначале деньги были тем, чем и должны быть — мерой стоимости и простейшим средством учёта. Первые деньги больше напоминали измерительный прибор (рейки), затем — уменьшенные весовые гирьки (типа медных дельфинчиков, найденных в Крыму). Изготовлялись из простых доступных материалов. «Кризисы» были связаны с нехваткой этих «счётных палочек». Появление золотых и серебряных денег считаю кражей тысячелетий. Деньги искусственно сделали самым «дорогим» «товаром». Такая система значительно затруднила торговлю, но активно развивались параллельно товарные обмены. Эмиссией монет занималось в основном государство, но в кризисы за определённую плату (сеньору, которому монарх доверял право чеканить монеты) это мог сделать любой желающий, имеющий серебро или золото. С появлением и развитием банков (выпускающих как бы вторичные деньги на своих счетах и межбанке в пределах банковского мультипликатора), а также бумажных денег (банк Англии, 1694 год) данный тип кризисов уходит в историю, становится принципиально невозможным.

На их место приходят рукотворные кризисы главных теперь игроков, производителей денег — банков (а не ЦБ, как навязывают нам псевдопатриоты, догадайтесь с одного раза в интересах кого). В то время основными держателями прибыли стали промышленники, землевладельцы, царские семьи и свита (дворяне). Именно на них и были направлены мировые войны, пролетарские революции под ереси Маркса, Кропоткина, прочих и финансовые кризисы (типа Великой депрессии 1929-1933 года в США, Канаде и Европе). За всеми этими мерзостями и издевательствами стояли сионисты (10 ноября 1975 года резолюция ООН №3379 признала сионизм формой расизма), большей частью банкиры и их псы, левые, представители ложи Бнай-Брит (сыновья Завета). Но в эпоху высокой производительности труда на первое место выходят не труд, а ресурсы, которые попадают под контроль бывшей свиты монархов (или партноменклатуры и верхушки КГБ у нас) и демократических правительств. Банкирам остаются финансы, связь, компьютерные системы и контроль промышленников (с невысокой нормой прибыли), прочих трудящихся. Т.е. по иронии судьбы («еврейскому счастью») передел произошёл не совсем в пользу инициаторов (организаторов) мировых войн и пролетарских революций.

Нынешние кризисы накопленных дисбалансов запускают также банкиры, но теперь они неизбежны, могут только отсрочиваться. Банковские кредиты способны лишь временно выравнивать баланс спроса с предложением, но накапливают дисбалансы за все периоды отсрочки (накачивая волну кризиса). Дисбалансы возникают не временно, а регулярно (практически в каждом периоде). Т.к. олигархи и прочие транснациональные корпорации (ТНК), имея монополию на цены и тарифы постоянно выводят из экономики непотраченную прибыль (около 1-3% ВВП и более). А марионеточные правительства не компенсируют дисбалансы своими проектами (за счёт эмиссии), чтобы оставить спрос на деньги собирателей. В кризисы банки умудряются обворовать не только свою вотчину (активы и сбережения промышленников, государства и граждан), но и самих олигархов и ТНК (в последнее время запустив руку даже на неприкасаемое, в офшоры), подгадав момент для запуска кризиса, обвала национальной валюты, ликвидации ряда банков и прочее. Но и такое положение дел по-прежнему не устраивает банкиров, они мечтают о новой большой мировой войне между Россией и Китаем.

Такие глобальные кризисы могут закончиться созданием новой мировой валюты (типа SDR), опередив банкиров. Кризис 2008 года быстро свернули именно сразу после относительно небольшой эмиссии этих международных прав заимствования, не дав насытиться «вампирам». Банкиров с потерями заставили изменить тактику на точечные удары по конкретным странам или регионам в виде локальных или отраслевых кризисов и войн. К примеру, в России через левых (пропагандиста Николая Старикова и партии ПВО), которые формально выступают в поддержку режима Путина. А на самом деле добиваются низкой ставки рефинансирования не для новой индустриализации, а для банков, чтобы те могли за рубли скупить лакомые активы в СНГ и в РФ, а также господдержки возвращения евреев и прочих нацменьшинств в Россию. Ведь для финансирования (дешёвого кредитования) внутренней экономики (многих сейчас удивлю) эмиссия ЦБ вообще не нужна (банкиры просто перебрасывают средства между собой на межбанке, в «Национализации рубля» Старикова вы не найдёте даже и упоминания о межбанке и банковском мультипликаторе, раскрывающие тайну банкиров), если, конечно, нет желания (или не дают) обваливать рубль.

Дальнейшие удары будут ещё более точечными, пока банкиры испытывают прессинг со стороны старой бюрократии и США. В этих условиях они вынуждены временно опять поставить на левых, на Китай и Россию. Отсюда неожиданная поддержка Путиным псевдовалюты, биткоинов и прочих финансовых институтов БРИКС. Данную классификацию считаю удачной, она хорошо согласуется с волнами Эллиотта. Эту математическую модель и закономерности активно используют для технического анализа и прогнозирования цен (индексов) на фондовых и валютных рынках, прочих общественных системах. Первые три пункта соответствуют восходящей волне 1, 3, 5 и нисходящей — A, C в классификации Эллиотта. Не указаны корректирующие волны (две из восходящих и одна из нисходящих), их и не должно быть, это — антикризисные меры, хорошо рассмотрены в статье выше. Самая большая обычно 5 волна, у нас пункт 3 — глобальные кризисы накопленных дисбалансов, серию которых мы сейчас и переживаем до разрушения государств или ликвидации их финансовых систем (национальных валют).

По поводу спекуляций патриотов с национализацией ЦентроБанка

31 декабря 2015 года

Моя предыдущая статья из ликбезов по мировым финансам «Центральный Банк (ЦБ). Мифы и реалии» попала в ленту Макспарка, произошёл тот редкий случай, когда автор смог получить обратную связь с аудиторией. Данная статья — фактически продолжение и дополнение по вопросам и обсуждениям читателей.

Тезисно пробегусь по предыдущей:

  1. Современные деньги в основном (а в перспективе только) — это банки, которые производят кредитные деньги, фактически записи на их счетах, где деньги выступают лишь мерой стоимости и системой учёта товарных обменов (сделок). Чтобы государству (обществу) в перспективе сохранить контроль над банками (денежной системой), нужно не болтать о «национализации» (и так на 75% государственного) отмирающего института, а создавать адекватную сеть госбанков уже сейчас.
  2. В наше время Центральные Банки (ЦБ) нужны только для латания утечек из банковской (межбанковской) системы: по операциям с наличными (оседают в карманах граждан, ЦБ создаёт новые рубли под долг банков и правительства, при возврате — ликвидирует рубли) и по обмену валют (при покупке валюты ЦБ создаёт новые рубли, при продаже — ликвидирует). От ЦБ уже сейчас можно отказаться, если отобрать у банков валютные операции и передать их выделенному госбанку (а операции с наличными полностью заменить банковскими карточками).
  3. Высокая ставка рефинансирования, скорее, вредит валютным спекулянтам, чем дешёвому кредитованию. Ведь себестоимость кредита равна этой ставке, делённой на кредитный мультипликатор (его значение обычно от 3 до 30). Эту страшную тайну банкиров «почему-то» (догадываетесь?) до сих пор не раскрыли даже «патриоты» (более того сразу же удалили мой комментарий о мультипликаторе с сайта Николая Старикова).

Открою вам тайну, все ЦБ — зависимые от своих заёмщиков, круг которых строго ограничен (правительство и банки). Дальше примитивно просто. Если предприятие — прибыльное, всегда найдутся группы, стремящиеся его приватизировать (лучше в доле с государством, поделив или передав ему риски), а, если — очень прибыльное, ждите крупных финансовых китов (тогда постараются выдавить и само государство из акционеров, как в случае с ФРС). По этому принципу никому в голову пока не приходило приватизировать НБУ, падает интерес и к Банку России (и ФРС), а с первыми убытками акционеры и вовсе разбегутся (неслучайно их доля уже всего 25%, а была 100%, потом 50%), как в 1946 году — из славноизвестного Банка Англии (кого-то удивлю, но из-за доллара он — государственный). Теперь понимаете к чему вся эта катавасия с «национализацией рубля»? Предприятие перестаёт быть прибыльным! Списание накопленных убытков на государство хотят подать, как «национализацию». Но олигархи и банкиры боятся даже таких громких слов, теперь политкорректно принято говорить не о национализации ЦБ, а о доведении его статуса до государственного. В остальном механизм работает приблизительно везде одинаково, исправно выполняя требования заёмщиков (они же обычно и акционеры, но требования правительства удовлетворяют всегда, проблема в том — что они их у нас не выдвигают и не планируют).

ЦБ — это банк для VIP-клиентов и как любой банк по своим операциям несёт риски. Тут не угадаешь будет прибыль или убытки, но в целом они распределяются (списываются) на акционеров, сводя прибыль или убытки к нулю. Людям же навязали представление, что ЦБ печатает деньги и списывает их в доход, поэтому может иметь всегда неограниченную прибыль. Но эмиссия никогда не принадлежит ЦБ, более того банки почти всегда возвращают займы (или списывают свои долги на правительства), после чего кредитные деньги уничтожаются ЦБ (бумажные попадают в хранилища, где ожидают новых заёмщиков или обменов безналичных кредитов на наличные). Основной доход ЦБ приходит по ставке рефинансирования, а убытки по курсовым разницам и внутренним расходам (на содержание системы). Чтобы мероприятие было прибыльным, банков-заёмщиков должно быть много, а обмен валют сведён к минимуму (вот вам и характерные признаки резервной валюты). Не сомневайтесь, если рубль станет региональной валютой, его обратно приватизируют. Впрочем, частные акционеры, скорее всего, будут сохранять своё присутствие на уровне не менее 5-10% всегда, пока будет сохраняться надежда на получение такого статуса.

Currency Board (объёмы национальной валюты строго соответствуют золото-валютным резервам согласно курса) в чистом виде используется обычно редко и не долго (переходный период, чтобы запустить торговлю) в некоторых «банановых» республиках (вместо долларов, типа оккупационных рейхс-марок). В целом Currency Board — это чистая пропаганда, а строго научно — это переменная составляющая денежной массы, которая определяется колебаниями ввоза-вывоза валюты (товаров) из страны. Постоянная (и основная) составляющая соответствует товарообороту внутри страны (ВВП). Ну, и чисто арифметически, РФ до кризиса имела покрытие рубля валютой не 1 к 1, а 1 к 2-4 (значительно больше Currency Board, сейчас менее 0,8), Украина — 1 к 0,5 (значительно меньше). Обычно резервы составляют 2-4 месяца импорта и не опускаются ниже 1 месяца (с этой границы в Белоруссии начался обвал «зайчиков» в 2011 году). Повторюсь, объёмы импорта определяют валютные резервы, а не объёмы денежной массы внутри страны (вас обманывают).

*Идеальный банк

9 октября 2014 года

Определение идеального банка было дано ещё в прошлой статье о кризисной и бескризисной схеме экономики. Осознанно или неосознанно идея идеального банка, который может гарантировать товарообмен без привлечения (собственных и заимствования) первичных денег, заложена в схему даже самых первых банков. Просто тогда банковская система не могла работать идеально. Она помогала минимизировать в товарообороте использование первичных (золотых, серебряных и прочих) денег за счёт сведения покупателя и продавца в пределах одного банка, чтобы осуществлять обмен товарами без денег, которые формально переходят из рук в руки только на счетах банка, создавая как бы вторичные «деньги». Такая схема позволяла использовать деньги в их первозданном виде, только как меру стоимости (ценник), а не товар (абсолютную ценность).

Основным показателем деятельности банка (да, и других предприятий) в общественно-полезном смысле (для владельцев главное — это прибыль, которая также с этим показателем связана) является оборот привлечённых денежный средств за период. Классически эти средства нужны банку для случаев, когда деньги покидают всё-таки банк: совершение операций вне банка с наличными и с покупкой — продажей валюты. Если привлечённых средств нет, их оборот будет равен бесконечность — это и есть определение идеального банка. Сейчас все банки в пределах страны связаны между собой межбанковским кредитом. Вероятности возникновения излишков и недостатков денег (могут неожиданно придти и уйти по требованию клиента) в банке в среднем приблизительно равны, поэтому и среднее значение суммы доходов и расходов по межбанковскому кредиту равно нулю. Не смотря на то, что банки принадлежат разным владельцам, фактически эту систему можно представить как единый банк, где сумма внутренних издержек по обмену деньгами всегда равна нулю.

С развитием компьютерных сетей необходимость в хождении наличных уже отпала и в любой момент (без особых проблем) может быть прекращена. В СССР валютными операциями занимался только один специализированный банк. Поэтому уже сейчас фактически до идеального банка (внутри страны) остался один шаг, нужно забрать у местных банков валютные операции и передать их одному (нескольким) госбанку (единственному, кто будет иметь счета в иностранных банках), в задачу которого будет входить обеспечение предприятий необходимой валютой и покрытие курсовых разниц. Т.е. банковская система уже сейчас готова функционировать без первичных (эмиссионных) денег. На самом деле, если система замкнута, можно совершать товарообмен в любой валюте, не имея её вообще. Просто для таких банков нужно изменить правило «красной линии», чтобы разница всех обязательств клиентов и самого банка (вместо суммы всех приходов и расходов, как сейчас) в конце дня была больше или равно нулю.

В чём преимущества такой системы:

  1. она всегда сбалансирована: деньги не покидают систему и не заходят в неё (а их сумма равна нулю), деньги выполняют только функцию меры стоимости, банки не дают деньги в кредит, а фактически выступают гарантами и учётчиками товарных обменов;
  2. не нужны резервные валюты (все разновалютные системы замкнуты, сумма денег равна нулю, обеспечивать нечего и нечем) и их эмиссия в центрах типа ФРС, ЕЦБ, все минусы (обязательства) системы исключительно обеспечены товарами (залогами), доходами (страховыми взносами) и прибылью прошлых периодов (страховщика).

Но что-то мы не слышали о том, что Центральных банков скоро не будет, в Гонконге он не исчез, а просто его функции взяли на себя 3 обычных банка. Система созрела, но ведь по своей сути она — бескризисная. Если олигархи и банкиры будут выводить деньги (валюту) из страны, они для сохранения баланса будут накапливаться на счетах госбанка, которому разрешено проводить валютные операции. Эти собранные фактически дисбалансы будут перераспределяться в виде дотаций обратно в экономику. Если почитать предыдущую статью, станет понятно, что тогда некие инвесторы не смогут грабить государства, предприятия, граждан. В любом случае роль Центральных Банков (ЦБ) внутри страны будет падать, а банковский мультипликатор (оборот привлечённых средств) будет расти. Поэтому в РФ и разрешено говорить о доведении статуса Банка России до государственного (слово «национализация» фактически запрещено).

Даже расширить роль некоторых ЦБ, где будут эмитироваться региональные валюты со статусом резервных, хотят «менялы», чтобы исключительно самим (в идеальной схеме госбанк) зарабатывать на обменах валют. Может ли существовать идеальный банк в полном окружении неидеальных? Может, но только как инструмент для взаимных зачётов, фактически подменяя собой (запрещённый в Украине ещё Ющенко) бартер. Если на макроуровне мы можем почти не заметить отличия идеальной модели банковской системы от существующей, то на микроуровне (свой среди чужих) товарный обмен (без денег) требует больших информационных затрат. Но для борьбы с кризисами нужно развивать подобные информационные системы, сокращая базу для паразитов. Развитие таких сетевых систем начнёт вытеснять и биржи, где часто формируются неправильные цены, сократив фактически коэффициент паразитирования на оставшейся базе.


Коротко подведу итоги (вместо послесловия) сказанного, немного другими словами, чтобы возникало с одной стороны меньше трудностей с пониманием, а с другой — больше вопросов, на которые лучше ответить самому для качественного усвоения и понимания материала (типа домашнего задания). Суть любого банка — минимизировать использование первичных (выпущенных ЦБ) денег или даже свести их к нулю за счёт придания законности и принятия участниками и государством сделок (товарных обменов) только на счетах банка без фактического обмена деньгами.

Если банк организован так, что позволяет проводить сделки вообще без привлечения денег, то такой банк является идеальным. Если так работает вся банковская система, то такая система является идеальной. Идеальная система всегда замкнута: эмиссионных центров в ней нет, сумма всех «денег» (с плюсом) и долгов (обязательств, обеспеченных залогами или товарами, с минусом) всегда равны 0. Нарушить баланс в такой системе (вывести деньги из оборота) невозможно. Принципиальное значение имеют не цены, а принятые соотношения стоимостей товаров. Поэтому очень быстро ППС (и курсы) всех валют идеальных систем будут стремиться к 1.

Фактически это — товарный обмен, но на более высоком уровне, где деньги выступают только единицей учёта товарных масс (мерой стоимости). Следует также понимать, что идеальный банк — это не альтернатива, а реальность (сама суть банка), к примеру, в США при кредитном мультипликаторе 17 — на 94%, в Австралии при 25 — на 96%, которая напрямую зависит от уровня развития банковской системы. Тренд направлен исключительно на рост (не обращайте внимание на колебания и коррекции) для всех стран. А вот преодолеть последний сотый процент реально будет сложно.

Что с гривной? Безнаказанные выкрутасы на межбанке!

5 февраля 2014 года

фрагмент 500 гривенПоэтому поговорим о схеме разрушения гривны. Довольно долго в январе-феврале гривна падала по 4-12 копеек в день без обрушения и участия НБУ. Почему долго не было обвала? Гривну «переливали из пустого в порожнее» на межбанке (междусобойчик банкиров), завышая спрос на валюту в 2-4 раза, пока не раскрутили панику 5 февраля 2014 года (обвал с 8,9 до 9,3 грн/дол — продажа). Кто виноват? НБУ вовремя не дал по рукам некоторым банкам, как это делал в 2012 году при Николае Азарове.

Не паникуйте. Дождитесь завершения Олимпиады. Инъекция доллару будет временная и банкиры по рукам получат.